21:18 

Цикл "И целого мира мало".

Название: Слепая ночь
Автор: Xeyza (Аюми Хэй)

Беты (редакторы): Т0м0сbкA
Фэндом: Eyeshield 21
Пэйринг или персонажи: Хирума/Сена

Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Ангст, Юмор, Драма, Hurt/comfort, AU

Описание:
Мой Сон был равен Смерти, и я желал, чтобы он длился, и никогда я не открыл бы более глаз.
Мое сердце никогда не билось, и я даже думал, что его нет.
У меня никогда не было души – оказалась она может болеть.

Публикация на других ресурсах:
Есть на Фаншизе, об остальном в ЛС.
Продолжение: на ФБ.

You wake up
Watch the world go 'round
You shiver
Your heart is beating fast
Feeling upside down
Another day to fight
Pumping blood to your head
You have a prayer on your lips under the desert sun
Ты просыпаешься,
And a loaded gun

Видя, как мир сходит с ума.
Ты дрожишь,
Чувствуешь, что всё перевернулось с ног на голову
Твоё сердце бьётся быстро,
Кровь ударяет в голову,
Ещё один день борьбы...
Под пустынным небом у тебя есть молитва на губах
И заряженный пистолет.


1.

В каком-то смысле я хотел проклясть тот день, когда все это началось.
Я хотел бы, никогда не просыпаться.
Мой Сон был равен Смерти, и я желал, чтобы он длился, и никогда я не открыл бы более глаз.
Мое сердце никогда не билось, и я даже думал, что его нет.
У меня никогда не было души – оказалась она может болеть.


Эти чертовы археологи упорно копали. Само слово “археологи” всплыло с каким-то трудом.
Вообще мозг включился только потому, что охранные заклятья, заключенные в древних побрякушках, исполнили свое предназначение и послали мне панические сигналы прежде, чем обратиться в труху.
Я медленно цыкнул, вдруг поняв, что меня особо нет. Даже останки представляли собой тлен и пепел.
Чертов священник меня пытался, кажется, сжечь.
Самое действенное, ведь ни кол, ни святая вода, ни солнце на меня не действуют. В то время глупые книги о вампирах уже появились, а старые альманахи еще не канули в бездну, так что тот служитель церкви не бросался на меня с глупыми воплями. Он дрожал, крестился, молился, но при этом все-таки упрямо пытался меня убить.
Я застонал, хотя у меня не было ни рта, ни глотки, ни тем более легких.
Прошлая жизнь не возвращалась, я помнил лишь смерть, но и лица своего убийцы я не помнил.
Между тем, лишь его кровь в полной мере способна вернуть мне жизнь.
Конечно, если тупые ублюдки вытащат мой саркофаг и смогут вскрыть, через полсотни лет я приду в какую-нибудь форму… А еще через двести стану похож на “человека”. Казалось бы, что для вампира двести-триста лет? Однако, я предпочел бы дальше спать, чем первые пятьдесят лет питаться кровью всяких овечек в лучшем случае, а сначала просто питаться всякой падалью. Кровь мертвых плоха для регенерации тканей, но на безрыбье и карась…
Почему дебильные человеческие поговорки мне в голову лезут, а прошла жизнь – ни хрена подобного?
Одежда сохранилась куда лучше, чем я. Как такое могло быть, если священник пытался меня сжечь? Загадка.
Еще я чувствовал четыре колечка золотого металла. Серьги?
Я попытался подняться: ощущения, будто меня миллион. Вот что значит быть тленом. Удивительно, всем советую.
“Копатели”, между тем, приближались.
Я начал невольно разбирать их слова.
Сколько я тут уже? Язык мало изменился, я прекрасно их понимал, просто не знал некоторых слов. Может, решили совместить несколько разных языков? Или это проффе…
Мозг завис, я закрыл несуществующие глаза, просто прислушиваясь.
- Почему я должен туда лезть? – в голосе парнишки страх.
Я сладостно вздохнул.
Бойся. Сильнее. Так, чтобы твой страх стал моей пищей, моей силой, моей властью над тобой.
- Почему? Ты самый тощий! Только ты пролезешь! А делать дыру шире – опасно! Ты сам знаешь!
Пусть тощий… Неважно! Главное, чтобы горячая кровь бежала по жилам. Для начала сойдет… Слабенький, маленький мальчик самое то…
Я чувствовал его страх, и что-то еще.
Упрямство?
Да, это было оно самое. Какая глупость.
Самые большие ошибки в жизни совершают смельчаки и упрямые бараны.
- А-а-а-а! – закричал парень и голос его резко приблизился. Упал, что ли? Вот креветка, а? Где таких копателей набирают.
Звук его сапог по слою пыли в схроне... Парень все ближе и ближе.
Он весь пронизан любопытством.
Это ощущение будто сладкий мед на моих губах…
Я хочу его крови.
Упрямство и страх, любопытство и решимость… Подойди же ближе, смертный. Вскрой крышку, я сам не смогу, я еще слишком слаб.
Мой голос еще не может тобой повелевать… Но я слышу, как сердце качает твою кровь по хрупкому телу… Этот ток уже звучит в моих ушах, и мой рассудок не желает ничего кроме твоей крови.
О, я сожру тебя полностью, не оставив даже костей. Ведь не так-то уж просто собраться с нуля.
- Что там? – странный голос с помехами.
- Все хорошо, - ответил мальчишка, и я поморщился.
Я где-то слышал этот голос.
Кровь.
Мне так хотелось его крови, что я зарычал. Нет, тлен не издаст звука, что услышит смертный, но мне казалось, мою жажду услышал схрон.
С потолка посыпался песок, и мальчишка закричал.
Рык перешел в вопль.
Мое безумное желание доставляло мне боль, но прекратить я не мог.
- Сена! Что случилось? Отвечай!
Парень вскрикнул от боли, и какой-то тяжеленный камень с верхней кладки упал на саркофаг, ударив его, раздробив руку, потому что в ту же секунду его кровь попала на камень на алтаре.
Собственно, поэтому я и знал, что с ним происходит. Камень придавил его к полу, не давая двинуться. Потом это ощущение связи с ним прошло.
Кровь впиталась в магический камень, передалась в саркофаг и я понял – свершилось чудо.
Тот, кто меня убил, снова возродил меня.
Чертова Судьба ко мне благосклонна!
Теперь я кричал от наслаждения. Кровь смертного собирала меня обратно, возвращая прежний облик, и даже восстанавливая одежду.
Не зря я тратил в свое время столько времени на создание хорошего схрона. Знал же, что рано или поздно наступлю на грабли…
Мозг снова завис.
Он не помнил о каких граблях идет речь, и даже о садовом инвентаре вспомнил с трудом. Похоже, долгий сон ему на пользу не шел.

Улыбнувшись, обнажая острые клыки, я одним движением откинул крышку гроба так, что она отлетела в сторону.
Сел, весьма довольный собой. Оглядел коготки. Следовало подпилить, прямо скажем, а потом, коснувшись рукой грани гроба, легко выпрыгнул из него, наступив ногами в тяжелым башмаках на местами осыпавшийся на пол потолок.
Скоро здесь будут эти копатели, так что мне следовало убираться подальше.

Мальчишка застонал под камнями, но выпить его я не успевал, так что пусть помирает.
В тот момент я на него случайно посмотрел.

Мое сердце скрутило отчаянной болью, моя душа заверещала как свинья на бойне.
Это он!
Он убил меня!
Что он здесь забыл, чертов священник!
Я пнул ногой камень, с легкостью сталкивая тяжелую плиту с тщедушного тела.
Опустился перед ним на колени, приподнимая голову и помогая ему дышать.
Это был не он…
Но как две капли воды похож…
Меня охватила тоска, что ранее была мне ведома и забыта.
Эта дьявольская боль, что сожгла меня, стерла память, оставив обрывки чувств.
Я провел рукой по его щеке.
- Дыши, - выдохнул я.
Позади послышался шум.
- Сена! – вопли.
И обратившись в летучую мышь, я пронесся над головами археологов, выбираясь на свет божий.
Вот я вылетел из схрона и уселся на его потрепанной крыше, обратившись в человека.
В кармане плаща нашлась трубка и совсем не отсыревший древний табак. Должно быть, его сейчас можно было бы продать за хорошую цену.
Я медленно закурил, думая о том, что козни злобного священника оказались сущей фигней по сравнению с фатумом.
Похоже, Судьба ко мне все так же благоволила.
Тем временем парнишку вынесли из подземелий.
И сердце сжало, так, что трубка упала вниз, благо что не на голову копателям.

- Ты не можешь уйти, чертова креветка!
- Все люди умирают, Йоичи. Рано или поздно, так или иначе*.
- Но я не хочу!
- Слова вампира здесь не имеют власти. За мной пришла костлявая, только и всего.


Мой подбородок мелко дергался, а грудь сдавило.
Было очень больно.
Кого я потерял? Почему на равных общался со смертным, которых рассматриваю только как корм? Почему его смерть…
Какой-то археолог обернулся ко мне, и прежде чем что-то понял, я обратился в летучую мышь, устремляясь к лесу.

Там, повиснув на какой-то ветке, я запахнулся в крылья и решил вздремнуть.
Кровь людская дает нам жизнь.
И его кровь я почувствую, где угодно.
Неважно, что было в моем прошлом. Я должен его знать, чтобы жить дальше.

И я был уверен, что разгадка кроется в этом маленьком, убогом создании, так похожем на моего убийцу. Священника из Лондона.

The good die young
There might be no tomorrow
In god we trust
Through all this pain and sorrow
The good die young
The flame will burn forever
And no one knows your name
Bring the boys back home again

Лучшие умирают молодыми,
Будущего может и не быть.
К вере в Бога

Мы приходим через горе и боль.
Лучшие умирают молодыми
Пламя будет гореть вечно,
И никто не знает твоего имени,
Пусть мальчик снова окажется дома.


The Good Die Young (Scorpions)

@темы: яой, Хирума/Сена

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Звездный блокпост

главная